Политическая сказка. Часть третья, глава вторая.

Часть третья, глава вторая.

Волк, Петух и Хряк сидели по одну сторону поляны, Медведь с Кабаном по другую. Заяц, на чьей территории происходила встреча, долгое время был в стороне от лесной политики, подвергаясь негласной обструкции за дружбу с Медведем, и теперь вовсю наслаждался своей причастностью к столь важным делам.
Тигр, проходя мимо, удивленно уставился на эту движуху, потом когтем поманил к себе Волка.
— Это вы что тут затеяли. И почему без моего согласия?
— Это мы так… — Волк виновато потупился, — «Свинские соглашения» обсуждаем.

— Какие-какие соглашения?
— «Свинские». Между Хряком и Кабаном. После того, как Медведь вмешался, Хряк худеть начал. Ассоциация под вопросом. Надо было их как-то развести, тем более что Кабан его неплохо так на клыки поднял. Ну мы и решили, типа, переговоры начать, чтобы Хряк успел раны зализать и от шока оправиться.
— А почему на заячей поляне? И такой толпой?
— Кабан нам не доверяет, сказал, что без Медведя не пойдет. Хряк Медведя боится, пришлось мне с ним идти. Петух у нас еще с тех пор как Козлу по рогам настучали себя офигенным миротворцем возомнил, тоже решил поучаствовать, а Заяц — он вроде как по соседству со всеми и как бы во всем этом не замешан, так что пришлось брать его в посредники.
— И как результат?
— Хреново. Мы-то думали, это все так — поболтают и забудут, но Заяц, падла, все записал, а Медведь теперь требует, чтобы Хряк свою часть договора выполнил. А она там того — неудобная…
— Эх… — Тигр торжествующе ухмыльнулся, — Не умеете вы еще договоры составлять. Вот смотри, как я делаю:
Шакалов на верблюда натравил? Натравил. Они всю грязную работу сделают? Сделают. А я им ничегошеньки не должен. Так просто — прикрыл глаза кой на че.
— Ты с этим поаккуратнее… — голос Медведя над ухом, заставил Тигра подпрыгнуть, — А то прикрыл глаза раз, прикрыл два и проморгал все.
— Ты о чем? — Тигр лихорадочно прикидывал, какую часть разговора Медведь успел услышать, — Вероятно, ты опять меня не так понял.
— Вероятно. — согласно кивнул Медведь, — Но в одном я с тобой согласен: Шакалы вкрай оборзели. Надо че-то с этим сделать. А то они его сожрут и на наши каши коситься станут.
— Имено-именно! — Тигр с Волком радостно закивали, — Надо сделать. Мы вот лично уже предпринимаем решительные шаги в данном направлении.

Тигр прошелся туда-сюда, иллюстрируя, насколько его шаги «решительны», а Волк как сумел показал направление. Медведь скептически посмотрел на эту пантомиму.

— И правда «решительно». Только пока без толку, как я слышал.
— Ну, косолапый, ты всегда был крайне нетерпелив. Всегда хочешь все и сразу. — Тигр ухмыльнулся лукавой кошачьей ухмылкой, — Барханы всегда были очень сложным регионом. Не можем же мы просто прийти и начать бить всех Шакалов подряд?
Кроме Черных Шакалов, которые гады, чмо и беспредельщики, там есть еще серые шакалы, желтые шакалы, и даже почти белые шакалы, которые просто действуют согласно своим инстинктам. Не можем же мы их за это винить? Понимаешь?
— Ага. — согласно кивнул Медведь, — Теперь понимаю. Ладно — мне пора: надо следить, чтобы Хряк свою часть договора буква в букву выполнил.
— Как-то он все это легко воспринял… — Волк озадаченно посмотрел на удаляющегося Медведя, — Не нравится мне это все.
— Ты параноик… — Тигр небрежно отмахнулся, — У Медведя сейчас проблем с Хряком хватает.
— И все-таки. Он в последнее время стал неприятно сообразителен. И я удивлен, что ты так пренебрежительно к этому относишься. Если он в папашу пошел, нам всем придется
туго.
— Это уже мои проблемы. Кстати, ты узнал, с чего он так осмелел?
— Неа. Хотя меня тревожит, как он снюхался с Пандой.
— А что там с Пандой не так?

Панда обитал в бамбуковой роще на другом краю леса и слыл знатным мастером. Конечно, с одной стороны, качество его изделий сильно зависело от настроения и могло колебаться от шедевра до откровенной халтуры, рассыпающейся прямо в руках; с другой стороны, цену на них он держал гуманную и с удовольствием давал в долг постоянным покупателям.
Тигр, не любивший себе ни в чем отказывать, уже солидно ему задолжал, но был уверен, что Панда не посмеет ему ничего за это предъявить. Пока…
Медведь резко менял расклады — Тигр прекрасно помнил, как более мелкая Красная Панда при поддержке старого Медведя заставила его убраться, поджав хвост.
Медведь плюс большой Панда были еще более неприятной комбинацией.

— И что там у них? Серьезно все?
— Понятия не имею. — Волк нервно почесался, — Но Медведь к нему уже тропу натаптывает — дрова таскать. Меня это беспокоит.
— Че так?
— Ну, у меня с дровами плохо, с другой стороны, Медведю кроме как нам их все равно девать было особо некуда. И поэтому мы могли с ним торговаться. Плюс когда дрова тащат, там щепочка, тут веточка — всякой мелочи погреться.
А теперь он все, что мы не купим, Панде запродаст. У того мастерские — он возьмет и еще попросит. Про мелочь и говорить нечего — она на Медведя вякала, а теперь без дров коматозиться всю зиму. Эдак мы с тобой всех союзников порастеряем.
— Плохо, но терпимо. От мелочи все равно кроме визгу толку нет. А ты зверь сильный — справишься.
— Не факт. — Волк хмуро глянул в сторону своих владений, — Как за барханами Шакалы разгулялись — с твоей, кстати, подачи — зверье оттуда ко мне ломанулось. А у меня деляночка не резиновая. На всех может и не хватить.
— И что ты предлагаешь? Мне этим заниматься? Твоя территория — ты вопрос и решай. Только не как твой предок, а то знаем мы вашу натуру волчью.
— Мой. Фатер. Биль. Нихт. Прав. — отчеканил Волк с внезапно опустевшими глазами, — Я. Нихт. Так. Делать.
— Херассе. — Тигр удивленно посмотрел на него, — Вот это понимаю — выдрессировали. Ладно — сам как нибудь. Мне надо за Медведя думать. А то и правду может в папашу уродился — этого мне еще не хватало.